Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

owlCard

Ночь сбора урожая

Вчера ночью, вероломно, без объявления войны, лесные(или горные?) мыши пробрались ко мне под раковину.

Под покровом темноты, они

  1. Раздерибанили мусорную корзину класса "Био", лишив коммуну Осло стакана топлива для автобусов.

  2. Написали на стене "André skal vek" и "Norge for mus".

  3. Насрали примерно 64 раза, причем как минимум 20 раз - с особым цинизмом.

Я немедленно написал заявление комиссару Котани.
Он был немного занят,
DSC00255
но пообещал разобраться с проблемой в кратчайшие сроки.

Сегодня дверца под раковину открыта, мусорная корзина убрана в коридор, на месте событий дежурит спецназ. Ждите новостей
owlCard

Ничего удивительного

Вот все удивляются: почему это Сергей Васильевич все стоит у доски, и пишет уравнения. А я вам скажу, почему. Один раз он плюнул, бросил мелом в стену, и пошел на рынок - торговать бритвами и носками. У меня был один знакомый цыган, так он себе выточил бритву в локоть длиной. Такая у него была бритва - словно сабля. А вот носков он, напротив, не признавал; и воздействовать на него в этом отношении возможным не представлялось. 

Но мы не о нем говорим, а о Сергее Васильевиче. Торговля у него шла бойко, но вместе с тем он начал замечать странные вещи. Поначалу, в округе вымерли все дворники - кроме одного, но тот был усатым. Затем, в кратчайшие сроки, вода в городском водохранилище кристаллизовалась, и превратилась в хрусталь. Пить ее стало совершенно невозможно, и это повлекло за собой гражданские протесты. За этими протестами никто - кроме Сергея Васильевича - не заметил, как на небосводе тихонько угасло первое солнце. Второе еще давало свет, но уже начало ощутимо чадить.

Осознавая свою ответственность, Сергей Васильевич бросил ларек, и поехал на кафедру. Трамвай до Университетской тогда еще не ходил; и конец пути Сергею Васильевичу пришлось проделать пешком. Когда он вошел в аудиторию, на улице с громким шипением угасло второе солнце. В кромешной темноте, Сергей Васильевич нащупал валявшийся у стены мел, и подполз к доске.

Так мы и живем с тех пор. Он пишет уравнения, а я пью чай. И нет нам воли бросить наши занятия.

А первое солнце с тех пор так и не зажглось.