Tags: art

owlCard

Двести слов

Медон

Что потеряли мы в тот черный миг,

Когда сломались, пав на землю, башни,

Что некогда так гордо попирали

Чертог небес лазурный в летнем жаре?

Умолкли птицы в зелени садов,

Увяла зелень, обнажив их гнезда,

Порывом ветра разметало песни;

Стоять остались лишь осколки статуй.

Заметил ли мудрец в стране далекой,

Как изменился солнечный багрянец?

Откуда столько красных изменений

В невинном перламутре облаков?

Не каждый догадается, узрев

Истлевший остов лета в зимней вьюге,

Что это наш блистательный Медон

Ушел во мглу, став сам себе надгробьем.

Вчера я слышал разговор торговцев.

Торговцев латуком и черной тушью.

Они сидели под лучами солнца, и

От скуки говорили о Медоне.

По их словам так складно выходило:

Он кистью был, какую должно выжать

И влить вино в сухую глотку тени,

Коль эту тень сюда так страстно звали…

…не торопись судить, когда увидишь

Вдали обломки наших обелисков:

Они стоят тебе напоминаньем,

О том как все на свете мимолетно,

О том, как пролетает мимо нас

Все то, что было дорого кому-то,

А ветер уж играет в волосах

Тех, без кого все не имеет смысла.

Когда тот миг наступит - не грусти.

Наполнит наши крылья тот же ветер.

Встречаемся в Медоне - это близко,

Гораздо ближе, чем нам всем казалось.

owlCard

Мертвые огни

Она услышала, как заскрипели ворота в саду. Из окна на втором этаже его было хорошо видно. Худощавый, примерно ее возраста, в пыльной одежде. Спустившись вниз, она застала его в прихожей.
- Можно войти?
- Ты уже вошел.
Он огляделся.
- Ты здесь живешь?
- Я здесь живу.
- Зачем?
- Не знаю. Меня не забрали, я не умерла. Живу здесь.
- Понятно. - Он замолчал, словно вспоминая о чем-то. - Чем питаешься?
- Консервы. Хочешь?
- Да.
Она указала рукой в сторону кухни.
- Идем.
***
- Здесь просто мясо, а здесь овощи с мясом. - Она порылась в ящике стола. - Вот нож. Откроешь сам.
- Лето кончилось.
Он кивнул на окно, выходившее на пожелтевшую лужайку.
- Мертвые огни возвращаются. Я видел их в городе. Прошлой ночью.
Она пожала плечами.
- Я слышал, что все дело в Боге. Он решил отделить грешных людей от хороших, и послал своих ангелов смерти вниз. То есть к нам, сюда. И что теперь в мире останутся только хорошие люди. Потом Бог сделает тут рай.
- Ты в это веришь?
- Ну. Мертвые огни действительно берут не всех подряд. Только тех, за кем пришли. Может быть и остальное тоже правда.
Он подцепил ножом кусок тушенки, и отправил в рот. Пожевал, глядя на столешницу.
- Нет, не верю.
- Я тоже.
- Я собираюсь уплыть. Добраться до моря, найти там яхту. Или хотя бы катер. Катером я точно смогу управлять. Мертвые огни не могут плавать.
Она покачала головой.
- Я слышала, что они пришли из океана. Что там, под водой, все время кто-то жил. Нас не трогали, пока мы не мешали им. А потом мы взорвали глубинную бомбу, и они послали к нам мертвые огни.
- А. Вот как. - Он придвинул к себе вторую банку. - Ну, я все равно попробую.
Вторая банка опустела так же быстро, как и первая.
- Наверное, я пойду.
- Я могу проводить тебя до дороги.
- Давай.
***
Они шагали по желтым листьям - пока еще крепким, не начавшим гнить под ногами.
- Слушай, ты хотела бы заняться сексом? Не со мной, а вообще. С кем-нибудь.
- Нет.
- Ясно. Мне тоже не хочется. Я просто думал, что это ненормально. Ну, для подростков нашего возраста. Думал, что со мной что-то не так.
Он вдруг остановился, как будто что-то вспомнил.
- Ты ешь что-то кроме консервов?
- Нет. - Она задумалась. - Да. Малина в саду, я ее ела. Яблоки тоже. Лимон.
- Вот, возьми. - Порывшись в рюкзаке, он протянул ей круглую жестянку. - Витамины. Если не будешь есть их зимой, будет идти кровь изо рта. И зубы испортятся.
- Спасибо.
***
Они дошли до поворота дороги, заросшего густым чертополохом.
Оказывается, у него был мопед. Красный, с большими черными колесами. Сзади к седлу были приторочены две кожаные сумки, и ружье.
- Как тебя зовут?
- Мария.
- Хочешь, я вернусь? Если на море… все так же, как здесь, то я могу вернуться.
- Возвращайся.
- Спасибо.
Он вытащил мопед из бурьяна, завел мотор. Не оборачиваясь, надавил на рукоятку, и покатился по влажному после ночного дождя асфальту.
Постояв на дороге, пока звук двигателя не растворился в окружающей тишине, она повернулась, и пошла обратно в особняк.
owlCard

Разбираю старые записи

Записи у меня бывают трех видов. Вменяемые, и невменяемые. В основном, все это - стишки, рассказики и тому подобное прочее. Явственно ощущается, что работают над ними разные половины мозга.

Вменяемые я помню практически все, и в мелких деталях. Кто герой, чем закончилось, где я это писал и зачем. Все они имеют от четырех до восьми итераций (такой метод письма, нужен для контроля качества. Проще говоря, это количество черновых версий), синопсис, обширные комментарии и список документов с матчастью(касается в основном прозы среднего размера, но бывает что и к мелочи прицеплено).

Среди них очень много всякого недописанного - но при желании, каждый из них можно продолжить и закончить. О невменяемой части такого не скажешь.

Из невменяемого я не помню практически ничерта. Ни как писал, ни кому, ни где светил (вот это вообще совершенно для меня нехарактерно - я ведь всегда четко помню, что и кому конкретно вру). Но это в лучшем случае.

[Пример лучшего случая (аккуратно, маты и оскорбление чувств)]
- Кто съел все шоколадные конфеты? - Спросила мама.
Сын дипломатично промолчал.
- Домовой. - Хмыкнул папа.
- Не пизди! - Заорал домовой, и выпрыгнул из-за плиты.
Домовой был жилистым мохнатым гуманоидом с шестью маленькими (на манер паучьих) глазками и зубастой пастью посреди живота. Вместо того, чтобы схватить со стены икону, и бороть домового, папа и мама обосрались. Вместо того, чтобы обосраться, сын схватил со стены икону, и швырнул ее домовому в пасть.
Икона пролетела четыре метра, разделяющие сына и пасть домового, после чего замерла и покраснела. Это можно объяснить эффектом Доплера, а можно и вообще не объяснять; последнее будет смотреться более гармонично на фоне остального бреда.
Всей этой ситуации - равно как и рассказа в целом - можно было избежать, если б не идиотская привычка мамы ставить на повестку дня вопросы с очевидным ответом. Ей, видите-ли, было необходимо признание. В следующий раз, когда будете ебать мозги своему малолетнему сыну - подумайте о возможных последствиях.

Но это еще относительно осмысленно. Куда больше вот такого.

[вот такое]
1. Александр Львович постоянно выигрывал у мужиков в преферанс. Ему все завидовали. Даже я. Ну и черт с ним.
2. Александр Львович, глядя на дерево, моментально и безошибочно находил его душу, заключенную в сидящей на ветке птице.
3. Чаще всего это был воробей, но иногда бывала и ворона.
4. Александр Львович был рыжим котом.
5. Ты оставляешь следы в этом мире.
7. Некоторые люди - как сосновые иглы в прозрачном ручье. А некоторые - наоборот.
8. Покажите мне свою ночь.


Почему нет шестого пункта? Почему это вообще разбито на пункты? О чем это? Эти, и многие другие вопросы мастерски раскрыты в сорок шестом выпуске публицистического альманаха "А *** его знает". У меня стоит пометка, что это написано двадцать пятого апреля 2013 года в девять вечера. Специально полез посмотреть в ЖЖ, смотрю - висит запись, даже публичная. Сейчас, думаю, все прояснится. Нихрена не прояснилось.

Тут надо отметить, что я пью те так чтобы часто; чтобы напивался до потери памяти - не помню (впрочем, логично), наркотики кроме как по работе не употребляю. Подумал сперва - может это тот апрель, когда я тут работу искал - может типа от стресса наваял это. Проверил - снова нет, работу я в 2012 искал. Короче, загадочно.

owlCard

А вы читали стихи snumri ?

У нее там есть немножко. Вот например:
Originally posted by snumri at стивен стучит по клавишам
стивен стучит по клавишам

задыхаясь от пыли на рабочем столе в офисе
в мире, где время никуда не течет,
стирая из памяти, как трек в наушниках кончился,
как чай в стакане превратился в пот,
лёд или в воду, как скатилась за шиворот
букашка, простудившаяся от сквозняка
кондиционера, как отстукивает фокстрот
от нервов подрагивающая рука

стивен стучит по клавишам

раз в полчаса открывая свой календарь,
где помечены красным числа - через полгода
пара недель, с января по январь,
когда наконец самолетом туда, где погода
согревает пальцы ног и снимает дрожь,
туда, где море и надувные матрацы,
где не торопишься, даже если никуда не идешь,
где бармен за стойкой отвечает басом

стивен стучит по клавишам

вздрагивая от звонка телефонного аппарата,
снимает трубку и на том конце
слышит, как лед плещется в озере лимонада,
как скрипят ступеньки на чужом крыльце,
стивен, - шепчет ему кто-то ласково,-
хочешь к нам сюда, у нас лес и тепло,
стивен замечает боковым левым глазом,
как чай в стакане превратился в вино.

стивен, - продолжают на той стороне,-
попасть к нам очень легко и просто,
зато больше никаких потрясений извне,
отчетов, совещаний, карьерного роста.
тут только запах свежей травы и радость,
гармония, горы и открытые окна,
ни экрана, ни клавиатуры, по которой надо
стучать,- и тут стивен вздрогнул.
-ты знаешь, как к нам попасть - бегом
выйди из офиса, на шестом автобусе до конца,
там обменяешь душу на билет на паром,
и он довезет тебя до крыльца.

стивен стучит по клавишам, просто стук,
издали как всегда, но мы-то знаем,
что рекошетит на клавиши от дрожащих рук,
сильнее, чем дрожат стекла от проезжающего трамвая.

стивен закрывает глаза, закрывает ноутбук,
16.59 - рабочий день не закончился
пуговицы плаща не слушаются дрожащих рук,
и он, расстегнутый, выходит из офиса.
owlCard

Анна

Здесь я должен сделать две ремарки.

Первая: рассказ даром что по чеховскому сюжету, но еще и стилизирован в специфической манере. Если вы будете читать, и вам этот стиль сразу "не пойдет" - не продолжайте чтение из уважения. Удовольствия не получите, а прочитанное без удовольствия - во вред.

Вторая: мне, как обычно, сказали что в рассказе есть то-ли опечатка, то-ли описка. И, как обычно, не сказали - где именно. У самого меня глаз несколько замылен, да и проверка правописания нигде не стоит. Так что если вдруг найдете - напишите пожалуйста.

Спасибо.

Collapse )
quicksilver

О пауканах

Разбираю прошлогодние стишки с ноутбука.

Жуткое зрелище, разве что психиатру показать. Грубо говоря, все делится на две категории: полный бред (ПБ) и жуткую крипоту (ЖК). Единого стиля не прослеживается; но правда у меня его и в прозе нет, так что пес с ним. Самое смешное, что я совершенно не помню, когда и зачем это писал. Вспоминаю только тогда, когда прочту стих, минут через пять.

Вот это, например

Collapse )
Сперва удивился, чего это я такую гадость наваял. Потом вспомнил-таки. Это в прошлом году кто-то в шутку подложил в почтовый ящик здоровую паучару. Причем я паучару даже не видел - почту проверяла arianrodd, письма вынула, рекламу выкинула, паучару посадила обратно, и стала ждать вечера - пока я приду, и проверю почту.

Не то чтобы она особо коварная, просто так вышло, что о моей любви к энтомологии она знает, а о легкой(?) арахнофобии - не догадывается. То есть жуки, червяки, клопы, мухи* - да, но пауки - нет, спасибо.

Короче, когда я пришел, то паук конечно сбежал давно; но мне хватило и того, что он там в принципе был. Арахнофобия в комбинации с относительно глубокими знаниями о пауканах - жуткая вещь.

Сперва я проверил все окна, двери и вениляционные отверстия в доме на предмет паутины. На улице было примерно плюс десять днем; я знал, что паук таких размеров (с ладонь, ага) теплолюбив, и попросту замерзнет. Следовательно, инстинкт должен был гнать его в дом.

Паутины не было. Я было успокоился, но тут как назло на кота напала блажь, и он начал чего-то вынюхивать под кроватью. Через час она была ко всем чертям разобрана (IKEA, много ума не надо), постельное белье осмотрено и отправлено в стирку, а сам я с феном(холодный поток выгоняет паука, горячий - одновременно выгоняет и убивает. я дул холодным из соображений гуманности) обследовал все оставшиеся щелки и дырки в спальне.

Ничерта не нашел, но оно и к лучшему :)


* мухи - это трогательно
owlCard

Бабушка

Ленора как раз меняла выгоревшие свечи на новые, когда бабушке снова приснился кошмар.

- Все хорошо, все в порядке. Я тут.

- А как же война…

- Да какая война, бабушка. Приснилось вам опять не пойми что, - Ленора заботливо укрыла старуху лоскутным одеялом.

- Да, наверное… наверное. А ты, смотрю, уже встала? Темно ведь еще…

- Это просто дождь, - улыбнулась Ленора. - Льет всю неделю, как из ведра.

- Ты знаешь… иногда мне кажется, - старая женщина в чепце с явным усилием села на постели. - Порой мне кажется, будто я уже много лет… просыпаюсь вот так, в темной комнате. И - ни души вокруг, только ты…

Она закашлялась, тощие плечи задрожали под тонкой кружевной рубашкой.

- Наверное, это из-за старости. Старость, все она.

В комнате повисло неловкое молчание.

- А может быть чаю?

- Конечно. Я… - в этот момент Ленора почувствовала, как что-то проникло в гнездо, грубо разрывая ее сторожевые нити. - Я сейчас. Варенье, правда, закончилось - придется в подвал зайти..

- Ничего страшного. Я подожду. - Женщина мягко улыбнулась Леноре.

***

К тому времени, когда она достигла края гнезда, он уже успел заполнить наружный ход своим текучим, похожим на серое тесто, телом.

- Ленора..\ты не забыла?\она еще жива?\весна, весна в разгаре..

- Бардин, ты же знаешь что я не люблю, когда тебя много.

- Зато я люблю\почему ты так выглядишь?\мне не нравится одежда, никогда не нравилась.\может быть ты забыла?\ты уже давно не человек.

- Главное, чтобы ты об этом не забывал, - она метнулась вперед, остановившись в последний момент. Ее хелицеры застыли в каких-то трех дюймах от его ближайшего лица. С тихим шипением, Бардин отступил к проходу.

- Я не хотел\ты не должна так\мы друзья\соседи\ты мне нравишься… - прошептал Бардин.

- Зачем ты пришел? Я занята. И, пожалуйста, говори одним ртом, а не всеми сразу.

- Весна, - гулко пробасил Бардин. - Я подумал… что было бы неплохо…

- Нет. Я не в настроении.

- Но потомство…

- Ты же просто отрастишь себе еще одну рожу, - засмеялась Ленора. - “Потомство”, слово-то какое. Ты хоть знаешь, что оно означало у людей?

Бардин снова зашипел, теперь уже устало.

- Всего один раз. Я… я принес. Диадема. Или тиара… неважно. Я отдам ее тебе, а потом у нас будет любовь. Все по человеческим традициям, как ты любишь, - от его тела вытянулась ложноножка с украшением. - Ведь так у них было принято.

Ленора недоверчиво покосилась на украшение. Действительно, настоящее. Она не была уверена на счет нюансов традиции, но что-то такое у людей определенно было. В конце концов… всего один раз, Бардин довольно привлекателен, а у нее появится настоящая диадема.

- Хорошо. Все-таки, весна, - она начала менять свою клеточную структуру с левой руки. Кожа приняла серый оттенок, цвет плоти Бардина. - Время любви.

***

- А вот и чай, - Ленора вошла в комнату, держа перед собой серебряный поднос с двумя чашками и крохотной пиалой, наполненной вишневым вареньем. - Никак не могла найти нужную банку - в погребе такой беспорядок…

Старая женщина снова улыбнулась ей. Пламя свечей немного подрагивало, заставляя тени на стенах танцевать в каком-то рваном, экзотическом ритме.

- Я подумала… решила, что все-таки хочу знать. Ленора… кроме меня, кто-то остался?

- О чем вы, бабушка? Я вас иногда совсем не понимаю. Давайте выпьем чаю, и…

- Ленора, милая моя девочка. - Она покачала головой. - Не нужно. Не сейчас.

- Но..

- Вчера я не стала пить. Я давно подозревала… поэтому, когда ты спустилась вниз, я вылила его в ночной горшок. А когда ты вернулась, я сделала вид, будто сплю.

Ленора некоторое время стояла молча.

- Значит, вы знаете, кто я?

- Ты - очень милая девушка, которая заботится обо мне. Мне не нужно знать о тебе ничего другого, - она вздохнула. - Только одно. Остались ли… другие люди? Хоть кто-то, в живых?

- Я… я не знаю, - Ленора отвела взгляд. - Я… попала сюда позже, когда разрыв стабилизировался. До тех пор, ваша погода… у вас было слишком яркое солнце.

- Понятно. - Женщина помолчала, вздохнула. - Пожалуй, теперь можно и чаю.

Ленора задумчиво посмотрела на фарфоровые чашки.

- Скажите… а мне можно будет продолжать… называть вас бабушкой?

На лице женщины промелькнула грустная улыбка.

- Конечно, Ленора. Конечно.
  • Current Mood
    так себе
  • Tags
    ,
owlCard

Отблеск абстрактных величий, расправь над водой свои крылья

- Ты бывал в окрестностях Сахалина? Kg1-f3. Там у них самое мудрое море. Я больше нигде такого не видела.

- Я купил себе немного. В толстой бутылке с мутным стеклом. Кто-то бросил туда маленькую медную черепашку; она лежит на самом дне. Мы иногда разговариваем. Kb8-c6.

- Черепаха в стекле? Выразительный символ человека с заурядной судьбой. Тебе подходит. - Она улыбнулась. - Е2-e4?

- Е7-e5. 

- Плоско.

- Ветер слов опустошает душу.

- D2-d4. Да, кажется ты прав. На кого поставишь в соперничестве женщины и книги?

- Kc6:d4.

Она покатала фигуру на ладони, и положила обратно. Упавшая пешка напоминала замерзшего ребенка. В этом было что-то от Диккенса.

- Иногда я не понимаю, что меня здесь держит. Kf3:d4. Обычно, это происходит ночью. Я стою босиком на балконе, смотрю вниз. Всегда вниз. Мои губы пахнут мускатным вином. Я ложусь в постель свободной, но каждое утро все начинается заново.

- E5:d4. Можешь считать это своим категорическим императивом.

- Я ненавижу две вещи: рыбий жир, и твои попытки выступать в образе яппи-психолога. 

- Прости.

- Cf1-c4. Я не боюсь сдвоенных пешек. Ни в жизни, ни здесь.

- А зря. Cf8-c5. Если хочешь закурить, то я не против. Просто приоткрой окно. Сигаретный дым имеет обыкновение прятаться в углах.

- И чем это плохо? С2-c3, раз уж ты не против.

- Ничем. Просто открой окно.

Она щелкнула шпингалетом, и в комнату ворвался запах мокрых листьев. 

- Спасибо. Фd8-e7.

На ней было темно-синее платье. Назло осени, все как обычно.

- 0-0. 

- Ты чего-то боишься? Фe7-e5.

- Все чего-то боятся. Силу можно либо уважать, либо бояться. Я предпочитаю второе. f2-f4!!.

Он положил очки на стол. Из спальни донесся звон разбитого стекла. Оставляя за собой влажный след, черепашка перевалилась через порог и упала на спину.

Ты любишь меня? Не слово, мысль. Хлопанье крыльев невидимых голубей, холодный ветер в лицо. И тепло объятий.

Только так.

owlCard

!!!

Для тех, кто любит писать с восклицательными знаками! А иногда еще и БОЛЬШИМИ БУКВАМИ!!!  Чтобы придать динамику произведению! И живость!